Болезни и личности

Чарака составил перечень внешних причин, вызывающих жар. В него входят изнеможение (например, после деторождения), травмы, колдовство, проклятия, одержимость злыми духами, заражение микроорганизмами, отравление, романтическая страсть (которая также вызывает душевное неравновесие, ступор, летаргию, апатию, потерю аппетита, боль в сердце и упадок сил), страх или горе (которое порождает заблуждение), или сильный гнев. Считается, что гнев, горе и страх негативно влияют на канал пота. Они могут делать это прямо, например, воздействуя на физический процесс пищеварения, или косвенно, например, мешая ментальному пищеварению, но результатом в обоих случаях является жар, который, как правило, затрудняет потоотделение.

Физический процесс пищеварения направляется вкусом. Ментальное пищеварение направляется эмоцией. То, что является вкусом на физическом плане, превращается в эмоции на плане ментальном. Каждая эмоция, порождаемая удовлетворением или же неудовлетворением желания, производит в теле определенный вкус. Иногда именно эти вкусы возмущают доши и выражаются в виде болезни, хотя бывает и так, что болезнь следует непосредственно. Например, страх поноса может вызвать понос. Один из разделов своего трактата Чарака посвятил описанию восьми болезней, которые обусловлены главным образом (прямо или косвенно) жадностью, злобой и гневом. Это лихорадка, ракта питта (кровотечения), гулма (фантомные опухоли), диабет и другие мочевые расстройства, кожные болезни (особенно проказа), чахотка, безумие и судороги.

Чарака находит мифологические корни каждой из этих восьми болезней. Жар оказывается вредным существом и даже потенциальным убийцей, рожденным из затвердевшего гнева Рудры (бога смерти, более известного под именем Шивы), когда тот был оскорблен дакшей (учеником). Согласно этому мифу, гнев вызывает жар либо непосредственно, либо через увеличение питты. Этот миф также является предостережением не оскорблять влиятельных и могущественных людей, иначе в ответ они могут проклясть, заколдовать или принести иной вред. Жар – это существо, которое овладевает своим хозяином. И если при простой лихорадке это обладание довольно быстро кончается, то при рецидивирующей лихорадке, например, при малярии, жар возвращается вновь, причем больной становится временно «свободным» в то время, когда жар отступает, но вновь оказывается «повязанным», когда приступ жара приходит опять.

В силу божественного происхождения жара поклонение божеству – признанный метод лечения. Сейчас мало кто умеет пользоваться заклинаниями Атхарваведы, при помощи которых можно вызывать и изгонять телесный жар. Однако до сих пор во многих частях Индии человек, заболевший ветрянкой, корью или какой-либо другой лихорадкой, сопровождающейся сыпью, считается одержимым некоторым божеством, которое требует поклонения. И тогда соответствующие обряды строго выполняются до тех пор, пока болезнь не уйдет.

Болезнь – это живое существо, порождение собственных духовных или физических отходов человека. Его оживляет случайная игра желания, погоды, неправильного питания, капризничающего ума и прочих неполадок. Некоторые болезни существуют на физическом плане, например, те, что вызываются бактериями и вирусами. Они обладают единым «сознанием», хотя и пребывают в отдельных телах. Такое же коллективное существование характерно и для некоторых насекомых: муравьев, термитов и пчел. Душевные болезни – это одержимость чужими личностями, как «существовавшими прежде», так и созданными собственным воображением человека. И не так уж важно, существуют ли эти личности на самом деле или нет. Важно то, что они живут и действуют как реально существующие. Да и в конце концов, спросит индийский мудрец, что значит существовать реально?

Легковесные западные теории личности были повержены, когда обнаружилось явление множественности личности. Скажем, некто, называющий себя Тимми, не страдает крапивницей, но ею страдают десяток других личностей, сосуществующих в одном теле с ним. Крапивница высыпает, когда вслед за пьющим апельсиновый сок Тимми является другая личность с аллергией на апельсиновый сок. Но если Тимми вернется прежде, чем закончится аллергическая реакция, зуд сразу же исчезает и крапивница постепенно проходит. Внезапное появление и исчезновение сыпей, рубцов, шрамов и других кожных ран засвидетельствовано документально у пациентов, страдающих раздвоением (а также растроением и т. д.) личности, наряду с переменой почерка, ведущей руки, избирательной цветовой слепотой, эпилепсией, нарушением питания и изменением остроты зрения, формы и выпуклости глаз, глазной рефракции и косоглазия.

Различия, наблюдаемые в реакции на медикаменты детских и взрослых личностей, отражают различия, действительно характерные для детей и взрослых, вне зависимости от истинного возраста пациента. Когда одна личность приходит на смену другой, у человека меняется пульс, дыхание, кровяное давление и другие биологические ритмы, в том числе характерное движение крови по кровеносным сосудам мозга. И как только новая личность как следует «усаживается» в организм, начинают проявляться новые показатели этих ритмов. Такие и им подобные факты подтверждают принятое в аюрведе представление о том, что человеческая личность – это набор качеств, которые благодаря ахамкаре объединяются в одно и действуют как единое целое. Стоит только перенаправить самоотождествление ахамкары на новый набор качеств, и – voila! – возникает новая личность.

Большинство из нас, «нормально функционирующих» людей, имеет по нескольку подличностей, которые в разное время всплывают на поверхность. Поскольку все эти подразделения личности относительно созвучны между собой и поскольку все они носят одно и то же имя, обычные, «средние» люди не выказывают тех крайних колебаний поведения, какие наблюдаются у людей, страдающих множественностью личности. Как бы хорошо мы ни вписывались в общество, большинство из нас, однако, не могут похвастать той цельностью сознания и намерения, которая отличает святого или сумасшедшего –двух существ, которые достигли логического предела развития личности. Святой целиком подчиняет свое сознание божественной воле Природы, а сумасшедший компульсивно замещает все следы альтруизма преданностью своему эгоцентричному, болезненному видению мира.

Каждая болезнь имеет свою собственную независимую личность. Словно тень, наделенная жизнью, она живет временным, паразитическим существованием, поедая физические и духовные отходы, а затем умирает, иногда при этом забирая человека с собой. Сила болезни пропорциональна тому, как прочно она завладела человеком. Сильная одержимость случается, когда собственная личность человека не очень хорошо «подходит» его телу, – тогда болезни легче войти в тело и пребывать в нем. Ее сознание овладевает сознанием человека и изменяет его мысли, чувства и поступки.

Болезнь, овладевая человеком, подчиняет себе также и ход его внутренних часов. Обычное время тогда меняется на «время болезни»– то время, которое требуется болезни, чтобы прожить свою жизнь внутри человеческого тела и затем умереть. Некоторые болезни умирают не полностью, но лишь замирают на время, как те растения, которые зимой вымерзают до самых корней, а весной вновь пробуждаются к жизни. Такие болезни имеют два состояния: вега («насущное», или «моментальное»), во время которого она проявляется, и авега, во время которого вата «прячет» болезнь в ткани, где она спит до той поры, пока не вернется ее время.

Желтуха – состояние, при котором желчь окрашивает кожу, глаза и мочу в желтый цвет – есть тоже одержимость злонамеренной личностью. В данном случае оживает сам желтый цвет и подчиняет себе человеческое существо. При желтухе ум также «желтеет», и человек видит мир как бы сквозь тонированные желчью желтые очки. Глаза современной строго материалистической медицины видят причину желтухи в воспалении печени. Аюрведа, имеющая дело с более глубокими причинами, видит саму печень только как место проявления болезни и видит желтуху как существо, обусловленное питтой в теле и «горячими» эмоциями в уме. Ведическая медицина видит неравновесие организма на уровне, на котором символ более реален для организма, чем так называемая объективная реальность, в которой мы живем. Поэтому ведическая медицина лечит желтуху путем непосредственного контакта с ней, призывая и устраняя желтизну.

Различия в принципах классификации препятствуют установлению однозначного соответствия между ведическими, аюрведически-ми и современными болезнями. Возможно также, что сами люди несколько изменились за истекшие пять тысяч лет. Весьма вероятно, что люди ведической эры имели более полное представление о различных уровнях действительности, чем мы имеем сейчас, и, возможно, это знание делало их более устойчивыми к некоторым болезням. Быть может, ведическая, аюрведическая и современная желтуха – это три разновидности одного и того же состояния, которое подвержено изменениям в зависимости от того, где организм удерживает свое сознание и как он воспринимает себя. Если ведантисты действительно были исключительно полно осведомлены о содержании своего ума и движении ваты и праны в своих телах, сама эта осведомленность, будучи потревожена какой-нибудь ненормальной мыслью, могла быстрее привести в движение процесс болезни и достигнуть его завершения, чем это случилось бы в классический период, когда люди стали больше интересоваться материальным миром, и тем более сейчас, когда мы превратились в сверхматериалистов и замусорили свои тела, затмили свои умы избыточным потреблением всего что попало.

Конечно, без убедительного доказательства подобные рассуждения остаются лишь разговорами. Однако удивительное владение физиологическими процессами, которое демонстрируют некоторые йоги, заставляет предположить, что некогда такое владение было более распространенным явлением и что люди того времени действительно жили совсем не так, как мы. Если это так, то их нервная система, эндокринные железы и процесс мышления были связаны друг с другом непостижимым для нас образом, и болезни у них тоже начинались, развивались и проходили совсем не так, как у нас. Некоторые их болезни, возможно, вовсе исчезли со временем, вот почему мы уже не можем точно идентифицировать их. А некоторые болезни, столь знакомые нам сегодня, но не упоминаемые в текстах, могли возникнуть совсем недавно, как например СПИД, родившийся буквально на наших глазах.

Болезни приходят и уходят, но факт остается налицо. Ум, любящий воображать себя бессмертным, часто упускает из виду бомбу с часовым механизмом – тело, отсчитывающее свое время. Одно из санскритских слов для обозначения тела так и переводится – распадающееся. Здесь имеется в виду, что тело, чей предохранитель начинает плавиться в момент первого вздоха, само по себе является болезнью. Хотя тело – это всего лишь временная гавань для сознания индивида и хотя созерцание смерти в окружающем мире стало вполне обыденным для каждого из нас, большинство людей слишком погружены в мир желаний, чтобы помыслить о собственной смерти, а также чтобы заметить приход чужого разума или даже обратить внимание на разрушение своего собственного тела.

Добавить комментарий